Мое призвание — учитель

  Когда спрашивают: «Кем Вы работаете ?», меня коробит от необходимости отвечать пустой фразой: «Учителем». Не потому, что это сейчас совершенно непрестижная профессия. Просто для меня «» – не профессия, не общественное положение, не хобби, не работа… Для меня «» – это жизнь (смысл моей жизни). Я не работаю учителем, я живу учителем. Мне нравится быть учителем.

Что значит, быть учителем? – Каждый день общаться с детьми. Находить в этом радость и удовлетворение. Думать о них. Сопереживать успехам и неудачам. Нести ответственность. Любить… «Педагог должен любить детей!» – я слышал это сотни раз! Каюсь, мне тяжело соответствовать столь высокому стандарту . Я не нахожу в себе желания жертвовать собой ради «великого дела воспитания подрастающего поколения». Виноват! А можно иначе? Разве нельзя самому испытывать удовольствие от общения с детьми?

Школа – моя стихия. В ней я чувствую себя, как рыба в воде, – легко и свободно. И весело! Скажешь что-нибудь ребенку – и сразу же видишь живую, непосредственную реакцию. Мне доставляет радость чужая радость, чужой успех! Радость человеческого общения, радость встречи.

Может создаться впечатление, что автор этих строк живет только переменами. А как насчет уроков? Понятное дело, переменка – это праздник! А урок, вроде как, будни? Не вижу разницы. На моих уроках нет баррикад, отделяющих учителя от детей. И потому есть радость общения друг с другом; но только по делу! И дело это очень интересное – познание законов природы ! (И своих собственных возможностей.)

Ученье – это процесс узнавания мира, расширения собственных границ мысли все дальше и глубже в окружающий мир людей и вещей; это процесс саморазвития , приобретения опыта действовать в этом мире. Чтобы действовать, нужно уметь и знать (без отрыва): уметь действовать с пониманием ситуации. Но действительное понимание невозможно без умения чувствовать, воспринимать истинное положение вещей. А для этого нужно доверие, открытость миру; нужны глаза, чтобы увидеть. Конечно не для того, чтобы утвердить себя в мире, но для того, чтобы сотрудничать с ним, жить с ним в согласии. Именно в этой точке – умении чувствовать и сопереживать – начинается чисто человеческое отношение к миру. Без него человек уничтожит природу.

Человечество уже давно почувствовало ограниченность рационального подхода. Хватит ли у него сил и мужества построить новое отношение к природе? Пойти вперед, а не назад, к мифам, слепой вере и несамостоятельности. Рационализм запретил человеку доверять своим чувствам: чувства обманчивы, только приборы никогда не лгут. Это был беспроигрышный ход: «Заткните уши, ребята! иначе вы услышите крик насилуемой вами природы!» (Да простит меня Декарт!) Но разве можно преодолеть рационализм доводами рассудка – его главного оружия? Интеллект – мощный инструмент, но ведь это «холодное оружие». Только сердцем, в котором, по утверждению поэтов, и живут чувства, можно восполнить рационализм. Не отказываясь от него, но преодолев его господство.

«Чувства не обманывают, обманывает разум», – сказал однажды Гете. Если угодно, – это и есть один из краеугольных камней моей педагогической философии. Значит ли это, что я целенаправленно воспитываю чувства? И да, и нет! «Да» в том смысле, что в моих уроках чувства детей всегда найдут себе пищу. Посмеяться шутке, пережить трагическую биографию ученого, удивиться («обыденному») явлению природы или же творению человека, – всему этому найдется место. У меня не бывает уроков без экспериментов, и эксперименты в них играют очень важную роль – исходных моментов познания и материала для обсуждения, постановки проблем и поиска закономерностей.

«Нет» в том смысле, что я не верю в то, что человека можно целенаправленно воспитать, сформировать его душу по заранее составленному плану. Это еще одно основание моего педагогического кредо . Обоснованию не поддается. Ясперс сказал: «философию нельзя оправдать…» Воспитать, в смысле «сформировать», можно привычку поступать так или иначе, действуя по шаблону. Но такой процесс «воспитания» есть простое воспроизводство того, что было. На этом пути невозможны открытия, невозможно развитие общества, человека. В действительности же имеет место противоположный феномен: все, что не развивается, деградирует. За примером далеко ходить не нужно: педагог, который перестал внутренне развиваться, учиться, искать, – становится неинтересным для учащихся. Потому что он сам себе неинтересен – его перестал интересовать окружающий мир!

Но ведь общеизвестно, что «личность воспитывает личность». Извините! Вглядитесь внимательнее! Да: мы замечаем, что возле внутренне богатых и одаренных людей вырастают не менее окрыленные. Но невозможно описать, как выстраивается этот «воспитательный процесс». Личность способна создать вокруг себя определенную среду, своего рода силовое поле. Да простят меня физики – « педагогическое силовое поле ». Чтобы создать его, нужно обладать большим внутренним «зарядом». Это поле невидимо, оно действует на «родственные» объекты. Под родством здесь можно понимать наличие определенных способностей . Нельзя развить то, чего нет. Введите в это педагогическое силовое поле человека бесталанного – гением не вырастет! Это не значит, что не умеющий рисовать не станет художником; способности раскрываются . В Евангелии есть замечательная притча о талантах, где говорится об их приумножении, но также и о том, что «исходный капитал» был дан каждому его господином. Таланты были даны каждому и каждому разное число. Это замечательная притча Христа имеет прямое отношение к педагогическому процессу. Способности у всех детей разные, зачастую они не лежат на поверхности. Видеть их и помогать им раскрыться – высокая миссия учителя .

Поэтому, готовясь к уроку, я не пишу подробного плана действий, а только «расставляю вехи» – опорные точки, которые являются для меня примерными ориентирами на пути к цели. Они, как костяк, держат урок, который в остальном подвижен и гибок. Траектория продвижения класса зависит от учащихся, от вклада отдельных детей в общую познавательную работу. Это позволяет превратить урок в совместную творческую работу. И каждый урок становится уникальным. Но тогда я, как кормчий, стараюсь чутко воспринимать ситуацию высказываний учащихся, быстро анализировать ее и направлять в нужную сторону.

Ребенок действительно «не пустой сосуд, который нужно наполнить, но факел, который нужно зажечь». Интересна композиция этой цитаты из Плутарха – она повторяет два основных вопроса педагогики: чему учить и как учить? Первая часть этой цитаты вполне понятна многим учителям – знание не является главной педагогической целью. Хотя с нас и с учащихся по-прежнему спрашивают именно это. Но не будем о грустном. Ведь и для чиновников от образования вопрос звучит ясно: если не знания, то что? Критиковать всегда легче, чем предлагать. Для меня гораздо важнее абстрактного знания формул, определений, формулировок, дат и прочего, напрягающего одну только память, является связь с жизнью и практическая направленность образования. Что это значит? Как «связаны с жизнью», с реальным педагогическим процессом эти постулаты? – Через конкретность деталей и примеров, взятых из повседневной жизни, и через практическое применение знаний. А еще лучше, когда в уроке они меняются местами: знание возникнет в результате практической деятельности. Опыт познавательной деятельности – главное содержание образования. Тогда все сразу же становится на свои места – центральным звеном педагогики становится самостоятельная работа учащегося; только то, что он пропустил через себя, проработал, будет его настоящим достоянием. Самому важному нельзя обучить, но можно только научиться.

Но для этого у учащегося должен быть интерес. И тогда в полный рост встает главная педагогическая проблема: а как «зажечь»? Логично утверждать, что надо самому педагогу гореть. Только это необходимое, но не достаточное условие. Достаточное условие – каково оно? Что является «золотым ключиком» педагогики? А нет никакого ключика! Не бывает педагогических рецептов и панацеи. Педагогический процесс индивидуализирован – у каждого истинного педагога свой ключ. Да и вовсе нет никакого ключа, поскольку все дети разные! Вот и получается скромный вывод: педагогика – искусство, а настоящий педагог – художник .

Похожие записи:

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.